Главная » Главное, Конфликты

Национально-освободительная борьба на Корсике

2 августа 2011 Комментариев нет

В современную эпоху глобализации и космополитизма свою этническую идентичность лучше всех сохранили именно европейские народы лишенные своей государственности. Более того, пока что это единственные народы Европы, готовые в своей борьбе проливать кровь.

Здесь стоит отметить, что европейские этносепаратисты почти никогда не применяют безадресный террор, при котором могут пострадать невинные люди. «Но они же все — леваки!» – скажите не в меру «правый» читатель. Действительно многие (но отнюдь не все) европейские регионалистские организации стоят на марксистских позициях. Это связано, прежде всего, с теми ошибками, которые допустили правые и фашистские режимы в первой половине XX века. Например, режим Франко сделал все для того что бы консервативные и очень набожные баски создали левореволюционную ЭТА. Раз угнетатели были правыми, то национально-освободительные движения становились левыми. Такой вот нелепый каприз Истории.  Но борьба этих движений идет ,прежде всего, за сохранение своего языка и культуры, за кровь и почву, за наследие предков. То есть они борются за тоже, что и мы, только гораздо лучше и эффективнее. История политической борьбы этих народов насчитывает столетия, а вооруженная борьба длится десятилетиями. Если уж у кого-то в Европе надо учиться, так это у них, а не у пугал с фетишистскими наклонностями. В современной политической реальности Европейского союза мечты «малых европейских народов» едва ли могут быть реально воплощены. Но в том будущем, которого желаем мы, на просторах большой национальной и социальной, федеративной и имперской  Европы от Дублина до Владивостока свое место смогут найти все этносы с выраженной идентичностью.

О национально-освободительной борьбе корсиканцев в России знают разве что по фильму «Корсиканец» с Жаном Рено. Тем не менее, по европейским меркам корсиканские сепаратисты довольно активны – всего за историю сопротивления совершено 12000 насильственных актов, в которых гибли  жандармы,  политики, иммигранты и сами националисты (по большей части в междоусобных разборках), общее количество погибших в результате актов прямого действия составляет около 70-80 человек в зависимости от информационного источника. К убийствам можно добавить «синие ночи» — компании по взрыву большого количества заминированных автомобилей и взрывы административных зданий. Каждый второй акт терроризма во Франции осуществляют корсиканцы.

Собственно Корсика никогда не была «неотъемлемой частью Франции». Сами корсиканцы очень древний народ, потомки соответственно древних корсов, о которых писал еще Клавдий Птолемей в своей «Географии».  Островом владели то Пиза, то Арагон, то Генуя. В итоге корсиканский язык сформировался на основе итальянского. Периодически Корсика становилась свободной. В 1729 году корсиканцы провозгласили независимость от Наияснейшей Генуэзской республики, борьба шла 26 лет и в 1755 году была провозглашена Корсиканская республика во главе с Паскалем Паоли. При этом Корсика формально числилась генуэзской территорией, и был в таком качестве продана Франции в 1764 году. В 1769 году после битвы у Понте Нову корсиканское сопротивление было сломлено, и остров окончательно оказался под французским контролем. После Французской революции корсиканцы снова попытались отвоевать свободу, и это при том, что императором Франции был Наполеон Бонапарт.

Новый виток роста национального сознания приходится на начало XX века.

В 1923 г. была основана Partitu Corsu d’Azione (Партия корсиканского действия). Лидер партии Петру Рокка выступал за объединение с Италией. Позже была создана Partitu Corsu Autonomista (Корсиканская автономистская партия).

Рокка фактически сыграл в истории современного корсиканского национализма ту же роль, что и Сабино Арана в истории баскского. То есть стал его отцом-основателем. Он издавал журнал «A Muvra», который стал голосом корсиканского национализма. В нем в 30-е годы публиковались откровенно антифранцузские и антисемитские статьи. Во время Второй мировой войны Рокка открыто поддерживал Муссолини, за что после войны был сослан во Французскую Гвиану на знаменитый Чертов остров, на котором французское правительство содержало особо опасных преступников. В 1953 он создал академию по изучению и защите корсиканского языка, а затем потребовал у Франции признать существование корсиканской нации и языка. Скончался Петру Рокка в 1966 году, не дожив до начала вооруженной борьбы корсиканского народа.

Как видим корсиканский национализм развивался по классической схеме: начиналось все с  культурной борьбы, кончилось взрывами бомб  и выстрелами в затылок.

Впрочем, между этими двумя крайностями всегда имеют место попытки легальной политической борьбы. Регионалисты впервые выдвинули кандидата в Бастии на парламентских выборах  в 1967 г. Макс Симеони (будущий депутат корсиканских автономистов в Европарламенте, выбранный по списку «зеленых» ) получил тогда 12,3% голосов. Этот успех привел к созданию организации Корсиканское региональное действие (Action Regionaliste Corse), переименованной позже в Действие за обновление Корсики (Action pour le Renouveau de la Corse), которая стала главным очагом агитации и настоящей идейной лабораторией корсиканского национализма.

Акты насилия начались с событий в Алерии, на ферме Депейль. В этом тихом городке на востоке острова активисты ARC во главе с Эдмоном Симеони захватили 21 августа 1975 г. виноградную пещеру Совикор и взяли четверых заложников. Они протестовали против «экономического апартеида» по отношению к  корсиканцам. В те времена французское правительство под предлогом «возрождения сельского хозяйства острова» распределило 90% земель и субсидий между некорсиканцами прежде всего беженцами из Алжира. На следующий день 1200 жандармов при поддержке вертолетов и БТР предприняли штурм, в результате которого погибли два жандарма и был тяжело ранен один из корсиканских активистов. Это повлекло за собой беспорядки в Бастии и роспуск ARC 27 августа 1975г.

События в Алерии стали каплей, переполнившей чашу терпения. Возврат к прежнему состоянию дел был невозможен. В 1976 г. Наиболее радикальные активисты ARC создали с целью вооруженной борьбы Корсиканский фронт национального освобождения (Front de Liberation Nationale Corse ).

Впрочем, это была не первая подобная структура на Корсике, ей предшествовали группировка «Свободная Корсика» (Corse libre), которая подложила в 1968 г. несколько бомб, «Корсиканский крестьянский фронт освобождения» (Front Paysan Corse de Liberation), возникший в 1973 г. и устроивший 111 взрывов, и группа «Гьюстиция Паолина» (Ghiustizia Paolina), основанная в 1974 г. и названная в честь иконы корсиканского национализма Паскаля Паоли. Так же в те годы совершалось множество анонимных  актов прямого действия. Но только FLNC удалось создать  культ революционной и националистической борьбы и сохранять единство на протяжении 15 лет.  О своем рождении организация оповестила мир, устроив серию взрывов в «синюю ночь» с 4 на 5 мая 1976 г. с тех пор FLNC было совершено боле 5000 акций, в основном, это был взрывы и обстрелы символов французского государства: казарм жандармерии, правительственных учреждений и собственности иностранцев.  FLNC изначально поставил своей целью полную независимость Корсики, в то время как Союз корсиканского народа (L’Union dupeuple corse) братьев Симеони, преемник ARC, — выступал за автономию.

5 мая FLNC обнародовал манифест на французском и корсиканском языках с шестью основными требованиями.

— Признание национальных прав корсиканского народа.

— Удаление инструментов французского колониализма ,то есть армии и поселенцев с континента, с острова.

— Создание народно-демократического правительства, которое будет выражать стремления и желания корсиканского народа.

— Конфискация собственности у оккупантов.

— Аграрная реформа, направленная на воплощение чаяний фермеров, рабочих и интеллектуального класса, которая бы избавила остров от всех форм эксплуатации.

— Право корсиканского народа на самоопределение.

Активисты Фронта быстро накопили опыт проведения показательных акций  (33 покушения за полчаса в июле 1978 г.). В январе 1980 г. вооруженная группа захватила отель Феш в Аяччо, взяв заложников. Это был акт мести за покушение на активиста Фронта Марселя Лоренцони. Одно время существовала группировка аналогичная испанской GAL или ольстерским лоялистам, которая боролась с автономистами силовыми методами.  Она называлась Фронт нового действия против независимости и автономии (FRANCIA – Франция на корсиканском языке). Ее организовал Пьер Бертолини, пожарник по профессии. Впрочем, просуществовала эта группировка недолго, она была раскрыта полицией, и ее члены были арестованы.

Подпольные организации всегда могли себя защитить. В 1984 году боевики FLNC проникли в тюрьму Аяччо и ликвидировали двух мафиози, ответственных за похищение и убийство Ги Орсони.

По образцу «Шин Фейн» и «Эрри Батсуна», было создано политическое крыло. Первоначально FLNC был политико-военной структурой для координации борьбы за национальное освобождение, стоявшей над партиями. У Фронта было коллективное руководство, периодически корсиканские сепаратисты распространяли воззвания и программные документы – так называемые «белые книги». В 1980 г. был создан Совет национальных комитетов во главе с Пьером Поджиоли, Аленом Орсони, Лео Баттести и Ивом Стелла. В 1987 г. он был переименован в Cuncolta Naziunalista (позже Independentista). Это была стратегия, направленная на создание параллельной власти, объединявшей различные профессиональные и культурные организации.

Позиция французского правительства по отношению к корсиканскому терроризму в разные времена варьировалась от кнута до пряника. Сначала государство ответило жесткими репрессиями: многие активисты были арестованы и получили значительные сроки тюремного заключения. Социалисты, пришедшие к власти в 1981 году, объявили амнистию и предоставили острову особый статус. Но эта подачка не устраивает националистов. Акты прямого действия возобновились в 1982 г. еще с большей интенсивностью. За год было совершено 800  терактов. Правительство Моруа объявило о роспуске  FLNC, но с таким же успехом Барак Обама мог бы распустить Аль-Каиду.

Борцы за независимость, сделав ставку на насилие, нарушили монополию политического класса и заставили правительство вести переговоры непосредственно с ними. Повторно выбранный Миттеран объявил амнистию и возобновил переговоры, в результате которых Корсике был предоставлен новый статус и еще более широкую автономию.  Корсиканский народ был признан этническим сообществом, отличным от французского народа с особым политическим статусом. Дело в том, что согласно французской конституции во Франции есть только одна нация – французы, а этносы не являются субъектами права. Это так же всегда являлось фактором, который подогревал корсиканский национализм.

Первые выборы в новую территориальную ассамблею узаконили националистов и позволили определить уровень их поддержки населением. В совокупности они получили четверть голосов.

Правительство Балладюра и Жюппе продолжали идти по пути переговоров. Их партнером была Куонколта, политическое крыло исторического FLNC, главного националистического движения на тот момент. Движение выпускала еженедельник «Ribombu», главным редактором которого был Жан-Мишель Росси. В связи с электоральными победами националистов правительство стало сквозь пальцы смотреть на акты прямого действия. Дело дошло до того, что когда боевики минировали поле для игры в гольф в Спероне, их отпустили, потому что они были близки к участникам переговорного процесса.

Тайные организации вышли из подполья. И развернули бурную экономическую деятельность, при посредстве компаний ранее финансировавших боевые группы. Одна из них ,Бастия Секурита, была закрыта только в 1998 году после очередной волны репрессий. Тогда же происходит сближение националистов с мафией (корсиканская мафия одна из самых влиятельных во Франции), в частности с обществом «Морской ветерок», многие члены которого им симпатизировали. Эти контакты позволили отмывать деньги FLNC, около 10 миллионов франков, которые были вложены в недвижимость и игровой бизнес, присваивать европейские и правительственные субсидии молодым фермерам и т.д. Прибыль расходовалась на помощь семьям политзаключенных и на покупку оружия, которое демонстрировалось журналистам во время ночных пресс-конференций.

Конец идиллии положила одна такая пресс-конференции 11 января 1996 г. Исторический канал FLNC устроил ее в честь прибытия на остров министра внутренних дел Жана-Луи Дебре. Его встретили силы 600 вооруженных боевиков в униформе и масках. Спецслужбы о пресс-конференции ничего не знали и на собрание наткнулись жандармы. А министр в то время, как в чем не бывало, цитировал текст коммюнике.

Правительство все-таки стало постепенно склоняться к изменению линии поведения, особенно после взрыва мэрии Бордо ,родного города премьер-министра, несколько месяцев спустя. Ален Жюппе приказал арестовать переговорщиков и назначил на Корсику префектов с особыми полномочиями. Тогда и прибыл «проконсул» Клод Эриньяк. Теракты возобновились.

Самое поразительное, корсиканское националистическое движение смогло весьма долго сохранять единство, несмотря на клановый характер корсиканского общества, политические и экономические противоречия. Первый раскол произошел в октябре 1989 г. Пьер Поджиоли, один из исторических лидеров FLNC, выступил за более жесткую линию по отношению к французскому государству и создал группировку L’Accolta Naziunali Corsa с вооруженным крылом  Resistenza (Сопротивление) или просто R.

Второй, более значительный раскол в рядах Кункольты произошел в ноябре 1990г. накануне дарования статуса Жоскса. Исторические лидеры Ален Ореони, Лео Баттести и Ив Стелла выступили за легальный путь и отказ от вооруженной борьбы. Они основали движение за самоопределение, отказавшись от лозунга полной независимости, чтобы вступить в переговоры с правительством. Это движение (Mouvement pour l’Autodétermination) включило большую часть корсиканских националистов. Но при всей миролюбивой риторике, МПА сохранило свою вооруженную структуру. Обычный канал FLNC сразу же вступил в вооруженный конфликт с крылом FLNC,  оставшимся верным Кункольте и ставшим называться Историческим каналом.

МПА просуществовало несколько лет, в 1997 г. окончательно отказалось от вооруженной борьбы, а в 1999 г. самораспустилось после того, как его бывшие лидеры устроились в Центральной Армии и занялись бизнесом. Перед самороспуском в  этом движении произошел еще один раскол: сотня диссидентов основала движение Corsica Viva. Его вождь Бернар Панталуччи выступал за согласие между националистами и за демократическое объединение корсиканского движения, осуждая милитаристские замашки Кункольты, но все равно по старой доброй корсиканской традиции движение обзавелось вооруженным крылом, которое в полицейских отчетах именовалось  «FLNC 5 мая 1996».

Черные дни для корсиканского национально-освободительного движения наступили в 1993 году, когда началась братоубийственная борьба между различными группировками, продлившаяся до 1996 г. За это время в междоусобных разборках погибло два десятка боевиков, был нанесен серьезный урон имиджу корсиканских националистов. От войны между Историческим и Обычным каналами пострадало все движение.

Учитывая, что корсиканское общество построено на клановой основе, а борьба за независимость тесно переплетается с экономическими интересом и криминалом, трудно понять, чем же была эта  война — политическим конфликтом, мафиозными разборками или кровной месть представителей одних кланов другим? Похоже что всем сразу.

Война началась с убийства бывшего активиста Исторического канала Робера Соцци и закончилась гибелью Шарля Пиери при взрыве машины в центре Бастии в феврале 1996 г.

 После междоусобицы корсиканское национально-освободительное движение стало дробиться на множество мелких группировок, сориентироваться в который человеку, не изучающему корсиканский национализм профессионально, практически невозможно. Кункольта приняла участие в выборах, поддержав коалицию Corsica Nazione. МПА исчезло с политической арены, его лидеры уехали  в эмиграцию, вооруженное крыло было распущено. Новые группировки появлялись и быстро распадались. При этом движение, в общем, становилось все более радикальным, а акты насилия осуществлялись чаще. Пропала как вера в переговоры с правительством, так и в классические подпольные группировки.

Тем временем Сенат и Национальная ассамблея составили два доклада, выявившие бардак в высшей администрации Корсики, противостояние полиции и антитеррористических служб, коррупцию и злоупотребления. В январе 1998 г. Франция была потрясена покушением на префекта Эриньяка. Это было первое покушение на политика столь высокого ранга. В 70-х годах был план по устранению Жискара, но он не состоялся из –за нелепой гибели исполнителя.

Последовавшие репрессии только сплотили корсиканских националистов. В июле 1999 тринадцать организаций подписали пакт о ненападении., который прекратил вражду между различными группировками. Был создан комитет Фьюмобру, который объединил автономистов, националистов, регионалистов и сторонников полной независимости.

На начало 2000-х оставалось две основных вооруженных группировки. Independenza – главная политическая сила, которая ведет переговоры с французскими властями. Ее вооруженное крыло – возрожденный FLNC, так же известный как Союз бойцов, появился в результате слияния ряда прежних вооруженных формирований. В XXI веке FLNC продолжил свои атаки. В 2002 году были произведены взрывы возле армейских бараков в Лумйо, в результате которого пострадали жандармы. В 2004 году были взорваны отели в Марселе, правило «не трогать туристов» действует только на Корсике. В 2007 году была обстрелена из гранатомета армейская часть. В 2009 году взорван заминированный автомобиль возле отеля в Весковато. За 2010 годы FLNC было совершено около 8 акций прямого действия, в основном взрывы зданий.

Другой вооруженной группировкой была Armata Corsa (Корсиканская армия), которая жестко выступала против ведения переговоров. Ее официальным политическим крылом была Prezenza Naziunale. Эта группа была близка к Франсуа Сантони, бывшему лидеру FLNC, который пока сидел в тюрьме не успел к разделу сфер финансового влияния и разругался с бывшими соратниками. Армата Корса была последней идеалистической группой. Группировка выступала против сращения националистических боевых групп с криминалом, критиковала FNLC за связи с мафией и объявила себя единственной силой борющейся исключительно за национальные интересы. Основными пунктами программы Армата Корса являются искоренение организованной преступности, перемещение корсиканских боевиков из тюрем континентальной Франции на Корсику и полная независимость Корсики. Активность боевой группы сводилась к взрывам правительственных, военных и полицейских объектов. Но так как идеализм боевиков был не совместим с интересами мафиозных кланов, ряды членов организации стали быстро редеть погибли соратники Росси, Сантони и Фратаччи. Франсуа Сантони в 2001 году в очередной раз попал в тюрьму на четыре года. Армата Корса была распущена.

Основная масса актов прямого действия на Корсике на настоящий момент (около 40 в 2010 г.) осуществляется автономными группировками, действующими анонимно.

В завершении статьи расскажем немного об идеологии корсиканских националистов. В своей официальной прессе корсиканские националисты выступают за «аутентичный корсиканский социализм», издания переполнены революционной и социалистической риторикой. Вроде бы нет особых отличий от ,скажем,  левацких регионалистских организаций Иберийского полуострова. Но если оторвать взгляд от печатных изданий и посмотреть на то, что творится на узких улочках корсиканских городков, то откроется совсем другая картина. Стены домов в Бастии исписаны граффити «Корсика для корсиканцев», «Арабы — вон». Когда на Корсику хлынул поток иммигрантов из стран Магриба, то они стали объектами насилия со стороны корсиканских боевых групп. FLNC выпустил заявления, в котором потребовал, чтобы у корсиканцев было преимущество при устройстве на работу по сравнению с североафриканскими иммигрантами. Не стоит забывать, что некоторые лидеры корсиканских националистов начинали свою политическую деятельность в студенческих национал-революционных группировках, таких как GUD. Так что никакая фразеология здесь не затмит здоровые национальные инстинкты.

Очень может быть, что когда-нибудь на карте мира появится новая страна – независимая Корсика.

Совместно с Национальной Революционной Альтернативой

Leave your response!

Add your comment below, or trackback from your own site. You can also subscribe to these comments via RSS.

Be nice. Keep it clean. Stay on topic. No spam.

You can use these tags:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

This is a Gravatar-enabled weblog. To get your own globally-recognized-avatar, please register at Gravatar.

Я не робот.