Главная » Главное, Конфликты

Почему рынок аренды организуется по национальному признаку

17 ноября 2017 Комментариев нет

Граждане боятся, что их обвинят в пристрастном отношении к людям другой этнической принадлежности.

«Сдам квартиру. Славянам. С местной пропиской». Думаете, подобные объявления ушли в прошлое? Отнюдь. Если дело касается частной собственности, россияне, а тем более жители Москвы и Санкт-Петербурга, по-прежнему шарахаются от «понаехавших» как черт от ладана.

«МК» решил выяснить: почему владельцы столичных квартир, желающие на этих самых квартирах подзаработать, боятся не только людей нерусской национальности, но и приезжих в принципе? Страх обусловлен жизненным опытом, экономической выгодой, неприязнью к «инородцам»? Мы собрали реальные случаи из жизни, мнения экспертов, а также провели эксперимент: обозреватель «МК», представившись уроженкой города Грозного, попыталась снять квартиру в Москве.

Чеченская прописка закрывает возможность снять квартиру легально

Наш эксперимент прост до неприличия. Замужняя кавказская женщина, без детей и прочей живности (против чего тоже нередко протестуют «сдатчики») хочет подобрать жилье в столице без особо претенциозных требований.

Звоню в агентство по недвижимости.

— Добрый день! Я хотела бы снять квартиру в пределах МКАД по приемлемой цене. Район не имеет значения. Главное — шаговая доступность до метро.

— Здравствуйте! Как я могу вас называть? — оператор на том конце провода «невзначай» закидывает проверочный вопрос. Ясное дело, Фатима, Ася и Наталья (а именно эти три имени я планирую поочередно использовать в общении с консультантами) — три большие разницы. Фатима — типично восточная женщина. Ася — может принадлежать почти любой нации. Для начала представляюсь простым русским именем.

— Здравствуйте, я Наталья! — откликаюсь на вопрос риелтора.

— Наталья, я очень рад! Какой суммой вы располагаете?

— Это не я располагаю. Это мой муж Магомед располагает, — словно бы обижаюсь я. — 50 тысяч рублей в месяц.

— Магомед? Э-э-э… А-а-а… А кем он работает?

— Мага — владелец торговой палатки.

— М-м-м. Какая у вас прописка?

— Шатой, Чечня.

На том конце провода повисает молчание. Минуты на две.

— Мы вам перезвоним.

Проходит неделя. Никто не перезванивает. Наверное, я сболтнула лишнее.

— С точки зрения профессиональной этики риелтор не должен отказывать клиенту в услугах по национальному признаку, — говорит руководитель департамента аренды компании «Азбука Жилья» Роман Бабичев. — Когда речь заходит про национальность клиента — это, скорее всего, пожелание арендодателя. Задача риелтора — привести собственнику аргументы в пользу клиента, основываясь на опыте его работы, образовании, сроке проживания в Москве и т.д.

Но часто выходцы, например, из Средней Азии заведомо нечестны в вопросе количества будущих жильцов: оговаривают проживание двух человек, а в результате в квартире оказывается 8–10. С представителями Чечни или Дагестана возникают проблемы из-за разницы менталитетов, да и сюрпризы с задержкой оплаты — не редкость.

Стереотипы формируются годами. Собственник либо имел негативный опыт, либо где-то об этом слышал. Как результат — проще отказать.

Уютная крепость превращается… превращается… превращается… в притон

Как объяснил доцент кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ Александр Рикель, тысячелетиями человек воспитывался в категориях «свое-чужое», и неприязнь к чужакам — естественное следствие. Этот принцип действует не только по отношению к людям другой национальности, но и, к примеру, к жителям другого района. Походы стенка на стенку «бибиревских» на «медведковских», которые еще не так давно назад были в порядке вещей, иллюстрируют то же самое: очень важно принадлежать к какой-то группе и противопоставлять себя другим.

— Когда речь заходит о наших квартирах, нашей крепости, это еще важнее. Получается, что я должен впустить в близкую мне среду чужих, непонятных мне людей? Приплюсуйте еще негативный опыт других квартиросдатчиков, когда в квартиру в течение нескольких дней вселяется вместо одной семьи 20 человек, при этом, возможно, кто-то из них серьезно болен — и вот уже твоя уютная крепость превращается в притон, — продолжает объяснение психолог.

К фашизму, как возмущаются некоторых пользователи в соцсетях, это не имеет никакого отношения.

— Некоторые арендодатели действительно испытывают страхи по поводу найма их квартир иностранцами. Однако это не продиктовано личной неприязнью. Опасения связаны с рисками, — комментирует заместитель директора департамента аренды квартир ИНКОМ-Недвижимость Оксана Полякова.

Например, если по окончании срока найма будет обнаружена кража или порча имущества, найти и привлечь к ответственности арендатора, имеющего регистрацию в другом городе или стране, будет крайне сложно.

Москвичи подсознательно воспринимают себя как российскую элиту

Нежелание москвичей селить в свое жилье гастарбайтеров без прописки, гражданства и, возможно, без разрешения на работу, понятно. Больше того — такое поведение не приветствуется с точки зрения закона. Но почему горожане испытывают неприязнь даже к коренным москвичам нерусской национальности?

Мы снова сталкиваемся с проблемой, о которой, казалось бы, давно забыли: немалое количество хозяев и риелторов первым делом спрашивают национальность.

Девушка-армянка, москвичка в четвертом поколении, с высшим образованием и хорошей работой ищет жилье — но на другом конце провода ей сразу дают понять, что в качестве клиента она не подходит. Она пошла другим путем: стала подбирать варианты через Интернет. Но и здесь неудача. Отчаявшаяся женщина разместила пост в Фейсбуке: «Ну как же так, почему вы не хотите сдать квартиру мне, коренной москвичке, представительнице интеллигенции, честному человеку без материальных проблем, да и просто умнице и красавице?».

Внятного ответа не поступило.

Обозреватель «МК» проверила это сама.

…Следующий звонок — и я уже Ася.

— Могу ли я с супругом снять трехкомнатную квартиру за 50–60 тысяч рублей? У нас обоих московская прописка, дети взрослые, живут отдельно, навещать будут редко, гостей у нас почти не бывает…

— Конечно, можете! — парень так рад, что мне даже передается его настроение. Наконец-то подходящий клиент! Но риелтора ждет очередной сюрприз.

— Какие у вас варианты?

— Ну смотрите. Есть «Домодедовская», «ВДНХ», «Строгино». 55 тысяч в месяц плюс квартплата. На «ВДНХ» квартира, правда, совсем маленькая, 40 квадратных метров, зато престижный район! Очень рекомендую! Хозяйка — милейшая женщина! Соседи — интеллигенты!

Собеседник продолжает говорить, но уже не о квартире. Теперь его интересует, кто именно, я или супруг, будет подписывать договор, вносить предоплату и т.д. Перебить удается минут через пять.

— Ко мне дядя с тремя племянниками скоро приезжают из Махачкалы, заодно и заплатят! — веселюсь я.

Однако парню, судя по всему, совсем не весело. Он заявляет, что у него срочный параллельный вызов, и бросает трубку.

Следующее опасение: чужеземная внешность нанимателя может привлечь внимание соседей, участкового, их нельзя выдать за своих родственников. Арендодателям, уклоняющимся от уплаты налогов, это совершенно ни к чему.

— Вероятность того, что, сдавая квартиру москвичу хоть в десятом поколении, но армянского, грузинского или азербайджанского происхождения, вы спровоцируете нездоровый интерес участкового или соседей, выше, чем при сдаче квартиры людям североевропейского фенотипа, чисто говорящим по-русски, будь они даже американскими шпионами, — утверждает заместитель генерального директора ИК «ФИНАМ» Ярослав Кабаков. — Объявить таких жильцов своими родственниками, которым вы предоставили квартиру безвозмездно, будет существенно проще.

Есть и другая сторона медали: нежелание связываться с немосквичами.

— Очень долго жило мнение, что Москва является сосредоточением определенных ресурсов, которых нет в других местах. О каких ресурсах идет речь? Финансовые, образовательные, культурные. Получается, что человек, так или иначе, имеет доступ к этим ресурсам, обладает привилегированным положением. Некоторые из москвичей начинают воспринимать себя элитой, — продолжает Александр Рикель. — С одной стороны, остальные люди завидуют, стремятся в Москву. Но в такой ситуации возникают сложности. Человек рассуждает: вроде бы я это хочу, однако, поскольку у меня этого нет, я это не люблю.

Третья категория людей — те, кто не принадлежит к москвичам, но по какой-то причине оказался в столице: по работе либо по учебе. Они сохраняют специфический менталитет — поскольку вырвались из своей прежней социальной группы (то есть провинциалов), они испытывают к ней некое пренебрежение и негативное отношение.

В народе шутят: мол, люди, приехавшие в Москву, уже на второй-третий час называют себя москвичами и снисходительно глядят на тех, кто приехал позже. Меняется сознание: «Я — москвич, а значит — я элита».

Но это не касается национальностей.

Наша героиня позиционирует себя как москвичку в четвертом поколении из хорошей семьи, но как ни крути — она все еще армянка.

— Это сложная идентичность, когда человек отождествляет себя с национальностью и, исходя из этого, принимает на себя предрассудки из-за национальности. Ей кажется, что ее воспринимают не просто как человека, девушку, москвичку, а прежде всего как армянку. Вот и доказательство, что у нас в обществе есть стереотипы. Психологи называют это относительной депривацией — ситуацию, когда человеку кажется, что на него смотрят косо, но неизвестно, так ли это на самом деле. Это и про героиню: мол, меня не селят в квартиру, потому что я армянка. Это типичная история. Девушка наверняка испытывает позитивные чувства относительно своей национальности. Но при этом превращается в ежика. Сюда же накладывается история про москвичку, про высшее образование и про приобретенную идентичность — мол, я же принадлежу к элитной группе, я же москвичка в четвертом поколении, вы не забыли про это? Однако это звучит немножко смешно для нас. Мы понимаем, что в принципе за этим статусом, за принадлежностью к этому городу нет ничего содержательного, — продолжает объяснение психолог.

Иными словами, тот факт, что ты москвич, не означает, что в квартире ты будешь поддерживать идеальную чистоту. Это говорит лишь о том, что ты живешь в этом городе. Ну и что? Какие преимущества это дает?

Не ксенофобы мы, но альтруисты

Есть и другая сторона вопроса. Конечно, вряд ли владельцы квартир пойдут на поводу у общественности, но тем не менее…

— Национальная тема всегда считалась острой, но в последнее время особенно. Граждане боятся, что их обвинят в пристрастном отношении к людям другой этнической принадлежности. Страх небезоснователен: есть определенные слои общества, которые не только любят попрекать в нетолерантности к инородцам, но и угрожают, — говорит психолог Анна Иванова.

Все чаще поведение арендодателей осуждают диванные борцы с несправедливостью, разражаясь в соцсетях гневной бранью. Выглядит их возмущение примерно так: «Вы — гнусные ксенофобы, фашисты! Москва — многонациональный город, а вы грубо нарушаете права нерусских людей!».

Но ладно бы только моральные упреки. Нетолерантным владельцам квартир обещают адовы муки, вплоть до раскатывания телес под гусеницами танков и отрубания бездушных голов, а также конфискацию жилья в пользу обиженных. К слову, сами правдорубы к своей собственности относятся более чем трепетно и тоже не спешат впускать в свое жилье тех, за кого так активно заступаются.

— Конечно же, к ксенофобии нежелание селить в свою квартиру граждан другой национальности имеет очень отдаленное отношение, — говорит Ярослав Кабаков. — Речь о безопасности. Естественно, представители народов Азии, Кавказа и Закавказья чаще бросаются в глаза, вызывают подозрения в нелегальном въезде и трудоустройстве, а также связях с исламистскими террористами. Средний обыватель, видя представителя народов Кавказа или Средней Азии, в первую очередь думает не о Багратионе, маршале Баграмяне, Абае, Хамзе Ниязи, Баурджане Момыш-улы или Поладе Бюльбюль-оглы, а о Басаеве, Радуеве и прочих «бандитах GTА». И это нормально, поскольку для выживаемости выгоднее десять раз зря испугаться, чем один раз проявить необоснованную доверчивость. Есть вполне реальные риски, связанные со сдачей квартир нелегальным эмигрантам или представителям криминальных группировок. Первые могут в любой момент быть депортированы или уедут сами, а вторые окажутся втянутыми в конфликты, которые в итоге негативно отразятся на квартире или ее владельцев.

Но есть и дополнительная причина для того, чтобы озвучивать требования к национальности жильцов — возможность пойти на уступку по этому пункту в качестве элемента торга. Можно попросить более высокую цену за аренду, большую предоплату, сохранить большую степень контроля над арендаторами, которым в любой момент можно пригрозить тем же визитом милиции…

Директор департамента продаж Est-a-Tet Валерий Ручий уверен, что любые взаимоотношения зависят все-таки не от национальности, а от порядочности самих людей.

— Очень много неприятных моментов случается и с квартиросъемщиками славянской национальности, которые могут не просто разнести вашу квартиру в пух и прах, но и не выплатить никакой компенсации за ущерб. Есть категория так называемых молодых предпринимателей, которые могут снять трехкомнатную квартиру, при этом проживать в одной из комнат, а две другие сдавать в субаренду, тем самым еще и зарабатывать. Напротив, немало иностранцев, которые живут семьями и содержат в чистоте и порядке помещение, а также соблюдают все сроки по оплате аренды и коммунальных платежей, отлично ладят с соседями. Сейчас многие собственники квартир устанавливают камеру на лестничной клетке перед входом в общий холл и в режиме онлайн могут проконтролировать трафик в сдаваемой ими квартире.

За время кризиса собственники квартир стали все же более лояльными.

— Приведу пример из практики, — говорит риелтор. — Около года назад сдавалась хорошая трехкомнатная квартира в районе станции метро «Белорусская» по вполне разумной цене — 50 тысяч рублей в месяц. Но у ее хозяина были довольно жесткие требования к жильцам: только супружеская пара славян в возрасте от 29 до 38 лет, без детей и без животных, только с московской регистрацией по месту жительства. Квартира 4 месяца оставалась в экспозиции. Наконец арендодатель согласился на жильцов без московской прописки, не супругов и не славян, но сотрудников серьезной компании из Аргентины. В такой ситуации ответственность за квартирантов несет фирма-арендатор.

Дискриминация или нет?

Насколько законны требования, которые собственники предъявляют к потенциальным съемщикам? Являются ли дискриминацией такие объявления?

Мнения юристов разошлись. Одни сочли, что разжигания в упоминании принадлежности к конкретной этнической группе нет — никто же не видит плохого в том, что кто-то не сдает квартиры семьям с детьми и/или животными, а также одиноким мужчинам? Да, обидно, да, досадно… Но нужно же уметь сдерживать эмоции. Иначе можно дойти до того, что общество начнет признавать экстремизмом объявления о желании купить автомобиль исключительно иностранной сборки или телевизор, произведенный исключительно в Японии или в Германии.

Дискриминация — это нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам. За дискриминацию установлена административная и уголовная ответственность — штраф в размере до трех тысяч рублей (согласно КоАП РФ).

Однако здесь, как объяснил «МК» адвокат Андрей Комиссаров, есть свои нюансы.

— Договор найма жилого помещения не является публичным договором. Согласно принципу свободы договора, наймодатель вправе заключать или отказывать в заключении договора по своему усмотрению. Судебная практика по этому вопросу отсутствует, хотя теоретически возможен спор о защите нематериальных благ и взыскании компенсации за их нарушение, — считает юрист.

Действительно, люди озвучивают условия, на которых сдают жилье. Некоторые не хотят сдавать квартиры семьям с детьми, некоторые — только славянам. Когда пишут: «Сдам жилье студентам» — это тоже статья? Дискриминация всех остальных?

Ну что ж. Если сейчас риелторы отвергнут и Фатиму, муж которой постоянно проживает в Тулузе и лишь наездами, раз-другой в месяц, бывает в российской столице, вера в добродетельность владельцев квартир угаснет окончательно.

Звоню. Объясняю ситуацию: квартира будет пустовать большую часть времени, муж — гражданин Франции, оплату станем производить с банковской карты…

— Женщина, как я могу к вам обращаться?

— Фатима. Но лучше по-простому — Фая или Фотя, мне так привычнее, слишком много у нас в Грозном Фатим…

— А, так вы из Грозного?

— Это разве возбраняется?

— Мы работаем только с россиянами.

— Грозный — это вообще-то Россия!

Мои слова тонут в телефонных гудках…

Leave your response!

Add your comment below, or trackback from your own site. You can also subscribe to these comments via RSS.

Be nice. Keep it clean. Stay on topic. No spam.

You can use these tags:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

This is a Gravatar-enabled weblog. To get your own globally-recognized-avatar, please register at Gravatar.

Я не робот.