Главная » Концепции

Таты — базовая составляющая азербайджанской государственности

16 сентября 2009 Один комментарий

tati1«Азербайджан обречен на иранизацию вследствие развития этнического сознания тех этносов, которые были жестко дискриминированы…» Проблемы этнических меньшинств в Азербайджане во многом различны и не могут рассматриваться в одних и тех же измерениях. Проблема лезгин и талышей — это проблема разделенных и дискриминированных народов, проблема курдов связана с такой же моделью отношения к этому этносу, как и в Турции, то есть совершенного непризнания идентичности. Таты – древний иранский народ также длительное время испытывал ассимиляторскую политику и вынужден был иначе строить свою судьбу в Азербайджане. С одной стороны, он вроде бы примирился с ассимиляцией, утратой языка, самобытности и культуры, что привело к практически полному слиянию татов с так называемым азербайджанским народом, то есть некого этнического конгломерата восточной части Южного Кавказа. Но вместе с этим, таты стали авангардной частью и в известном смысле элитой азербайджанской государственности. Вопреки многим измышлениям в прошлые века практически все таты Ширвана были иудаистами, а заселение этих территорий связана с расселенческой политикой Сасанидов. Ускоренная исламизация татов стала происходить в конце 18 – начале 19 веков под воздействием политики иранских Каджаров. Эта тенденция имела место во времена Российской империи. Но даже после столь активной ассимиляции и исламизации первая советская перепись населения 1921 года показала, что из 1,85 млн. численности населения Советского Азербайджана таты-иудеи составляли 41,0 тысяч, а татов-мусульман – 91,0 тысяч. В 1931 году было зафиксировано 60,5 тысячи татов, а уже в 1989 году их количество сократилось до 10 тысяч. Десять лет спустя, в 1999 году, лишь 10,9 тысячи человек признали себя татами. При этом дома они используют татский язык (83% татов отметили татский язык в качестве родного), в повседневной жизни — азербайджанский. Учитывая то, что среди татского населения на протяжении нескольких десятилетий естественный прирост населения составлял от 2,2 до 3,2% в год, то можно допустить нынешнюю численность татов-мусульман от 500 до 600 тысяч. Однако, с учетом изначальной численности татов, скажем, в конце 19 века их численность в Азербайджане составляет не менее 1,0 млн. и более. Некоторые называют число татов в 1,5 млн. Таты населяют обширную территорию северных склоннов Большого Кавказа и составляют большинство населения на территории от города Куба до Апшерона. Около 80% сельского населения Апшерона, из 40 поселков 33 являлись этого региона татскими. В предыдущие времена таты составляли большую часть населения городов Мир-Башир, Агдам, Евлах, Варташен и других. В Баку на протяжении всего 20 столетия таты составляли не менее 20 – 25% мусульманского населения города, а то и больше. В настоящее время в Азербайджане более 230 тысяч человек владеет татским языком, тогда как татов-иудеев несравненно меньше. Представляет интерес то, что в настоящее время численность татов-иудеев в Израиле превосходит 40 тысяч, тогда как до распада СССР, в Азербайджане и Дагестане, их численность составляла в совокупности не более 20 тысяч. Совершенно ясно, что подлинная численность не тольк, татов-мусульман, но и татов-иудеев в Азербайджане все еще не выяснена и, видимо, намного выше предполагаемой.

Вопрос о численности татов-иудеев в Азербайджане не столь прост, как кажется. Можно согласиться с тем, что таты-иудеи достаточно дистанцированны от татов-мусульман и составляют во многом изолированную общину. Сейчас численность татов-иудеев составляет 10,9 тысяч. Но, кто хорошо знает этническую ситуацию в Азербайджане, не может сомневаться в том, что приверженность татов-мусульман исламу не однозначна. Следует иметь в виду, что задолго на массовой ассимиляции таты-иудеи обладали в Ширване,в Баку и в небольших городках и селах данной провинции гигантской этно-культурной и религиозной инфраструктурой, что не могло не повлиять на самосознание татов, которые испытывали различный уровень ассимиляции и внешнего давления. Израильский исследователь Мишель Стоун, занимающийся историей евреев Кавказа, утверждает, что достаточно длительное время, в особенности в 18 – 20 веках, таты-иудеи и подавляющая часть тат-мусульман находились в некой этно-социальной «корпорации», в которой, несомненно, доминировали таты-иудеи, которые обладали гораздо большим культурным, образовательным и экономическим потенциалом. Следует участь, что ранее татское общество имело структуру тайф, причем одни семьи тайфов переходили в ислам, а другие оставались иудаистами, тем не менее, сохраняя связи еще долгое время. В Баку, как правило, замечалось, что, например, таты-мусульмане посещали кладбища своих родственников иудеев. Тюркское население довольно часто называли татов-мусульман «ягуди» или «джуюд», что означало еврей. Данная «корпорация» заявила о себе, как об общинах с едиными целями и ценностями в конце 19 века, когда на Кавказе возникли этнические политические организации. Не вызывает сомнений, что три азербайджанские политические партии – «Дафаи», «Адалят» и «Мусават» были созданы при преобладающем участии татов-мусульман и татов-иудев. Если не считать того длительного периода, когда таты различного вероисповедения играли решающую роль в администрациях персидских ханств Ширвана и Гянджи, то именно с началом революционного движения в Российской империи таты стали все больше занимать ведущие позиции в обществе, в торговле и культуре этих провинций. Рассматривая родословные и этническое происхождение азербайджанских политических и общественных деятелей, можно утверждать, что таты сыграли решающую роль в создании Азербайджанской республики 1918 года, и, во многом, определяли общественную и культурную жизнь Советского Азербайджана. Подавляющая часть партийных функционеров, писателей, музыкантов были по происхождению татами. Расул-заде, Хан Хойский, Рухула Ахундов, Мешади Азизбеков, Нариман Нариманов, Мир-Джафар Багиров, Аяз Муталибов, Кара Караев, Фикрет Амиров, Вагиф Мустафа-заде, Таир Салахов по происхождению таты.

Азербайджан в советские времена, как и ранее, был известен наличием и большим значением в администрировании, в общественной и экономической жизни различных кланов, которых насчитывалось не менее 40, из которых наибольшим влиянием обладали следующие: шушинский, гянджийский, шекинский, агдамский, шемахинский, нахичеванский, апшеронско-кубинский и другие менее влиятельные. Апшеронско-кубинский земляческий клан никогда не являлся наиболее могущественным, уступая место шушинскому и ганджийскому, но, тем не менее, в некоторых сферах – в образовании и культуре, в здравоохранении, отчасти в администрации и в правоохранительных структурах он занимал очень важные позиции. Представители апшеронско-кубинского клана преобладали в пищевой промышленности, в обувной и швейной промышленности, в ремеслах, бытовом обслуживании и общественном питании. Главным ресурсом апшеронско-кубинского клана, по общему признанию, являлся рыбный промысел, что давало возможность оказывать влияние на различные процессы за пределами Азербайджана. Следует понимать, что так называемый апшеронско-кубинский клан был в преобладающей мере татским. При этом таты-мусульмане и таты-иудаисты были организованы в этом клане довольно сплоченным образом. «Кубинским» он назывался символически, что подчеркивало причастность к нему татов различного исповедания. В действительности, видимо, никто из жителей города Кубы не участвовал в этой «корпорации», где господствовали выходцы из различных городков и поселков Апшеронского региона. Вот слова выдающегося композитора Кара Караева: «Мне трудно воспринимать Азербайджан, как родину. Моя родина это Апшерон, его поселки и селения, где я ощущаю себя на земле моих предков, где я получаю вдохновение. Когда я выезжаю за пределы Апшерона, я вижу другую землю, другие ощущения, запахи, звуки». Следует такж, отметить, что не исключается версия о том, что Зия Буниатов и его соратники создали столь гигантскую доктрину о Кавказской Албании с целью исключить однозначно тюркскую принадлежность Азербайджана, в историческом и современном этническом аспекте, что позволяло включить в этногенез современных азербайджанцев иранские, а вернее, ирано-иудейские этнические группы.
После 1969 года в Азербайджане развернулась ожесточенная борьба за власть между двумя кланами – «аристократическим» шушинским, традиционно находившимся у власти, маргинальным и всеми презираемым нахичеванским кланом. Гейдар Алиев вскоре разгромил ганджийский и шекинский кланы, так и не сумев до конца расправиться с шушинским. Однако вскоре выяснилось, что апшеронский клан не стал целью алиевских чисток, и стал партнером команды Г.Алиева. «Апшеронцы» чувствовали себя хорошо, продолжали занимать командные посты в администрации и в наиболее доходных сферах деятельности. Существовали несколько «черных касс», принадлежащих данному классу, и которые являлись неприкосновенными. Нет сомнений в том, что Гейдару Алиеву, который являлся чужаком в Баку, были необходимы союзники и партнеры, и, будучи представителем регионального клана, он предпочитает в качестве таковых — людей из апшеронского клана, исходя из его этнической принадлежности. Татский клан охотно поддерживал Г.Алиева и благодаря нему приобрел новые позиции не только в Азербайджане, но и в Москве. Отмечалось, что число татов увеличилось в силовых структурах, в сфере культуры и управлении. При том, что очень много говориться, что сейчас Азербайджаном управляет нахичеванский клан, можно было бы сформулировать иначе – Азербайджаном управляет семья Алиевым,при опоре на нахичеванский и татский кланы. Хорошо известно, что политическое руководство Азербайджана делает ставку на татов, как на проводников интересов страны в России, США и в Израиле, имея в виду еврейскую среду в целом. Речь идет не только о лоббизме и пропаганде, но и о разведывательной деятельности.
Конечно же, с созданием независимого Азербайджана таты сумели создать свои формальные и неформальные организационные структуры, которые охватывают не только Азербайджан. Таты опираются на фантастические капиталы, накопленные в различных странах, на контролируемые ими частные компании в Азербайджане, и их цель можно сформулировать довольно просто – сохранить и упрочить свои позиции в Азербайджане, преумножить свои капиталы и обеспечить выход на доходные сферы деятельности в различных странах. Трудно сказать, имеют ли таты Азербайджана международные политические амбиции, но вряд ли они откажутся от реализации данных возможностей, если они представятся. Хорошо известный в мире российского бизнеса «король» Черкизовского рынка Тельман Исмаилов, тат по происхождению, говорил примерно следующее: «Кто мы без страны, которую мы представляем. Мы сами по себе незащищены. Азербайджан не такое авторитетное государство, чтобы можно было бы опираться на него. Нам нужна другая крыша, если мы хотим представлять из себя что-то». Видимо, такого рода рассуждения и могут рассматриваться, как некая этно-политическая идеология азербайджанских татов. Но нельзя скидывать и «местные» амбиции татов в Азербайджане. Они помнят, что в былые времена они уже находились у власти в Азербайджане, причем неоднократно. Вряд ли, таты отказались от этой цели в будущем. Таты понимают, что Азербайджан не был бы таким, каким он стал в 1918 году и в 60 – 70 годах, когда условия советского периода дали им возможность реализовать свои способности. Таты не являются этническим меньшинством в Азербайджане, таты – составная и авангардная часть азербайджанского народа, и они очень хорошо понимают свою значимость, а также роль других этнических групп. Если сейчас данная тема все еще остается конспирологической, то очень скоро выясниться, что таты являются носителями азербайджанской государственности и культуры, генерируют политические и социальные идеи. Семья Алиевых расчистила дорогу более продвинутым группировкам и кланам, буквально ликвидировав всех возможных соперников, предоставив возможность татам овладеть политической и экономической ситуацией. Еще в советские времена от татов можно было слышать о том, что апшеронская нефть принадлежит, прежде всего, татам, чей родиной является Апшерон. Подлинная битва кланов еще впереди, это ожидается, когда пройдет пик добычи нефти, и власть семьи Алиевым ослабнет.
Ассимиляция всегда и везде сомнительна. Как известно, этнос не исчезает, и рано или поздно наступает момент, когда, вроде бы примирившийся со своей незавидной судьбой этнос вновь попытается дать знать о себе. Мало кто обратил внимание на то, что таты, с охотой признающие себя азербайджанцами, тем не менее, никогда не признающие себя тюрками. Они иранцы, и принадлежность к иранскому миру глубоко лежит в сознании татов. Например, когда в Азербайджане происходила парламентская и широкая общественная дискуссия по проблеме государственного языка, именно таты позаботились о том, чтобы таковым языком был признан не турецкий, а азербайджанский. Это остается по сути сомнительным, но таты не захотели даже формально говорить по-турецки, хотя говорят на нем несколько веков. Иранская традиция — это один политико-идеологический «полюс» татов Азербайджана, но другим «полюсом» является их принадлежность к иудаизму и не менее мощной иудаистской цивилизации. Данная ситуация достаточно противоречива, и не может не отражаться на предпочтениях и приоритетах татов в политической сфере. Таты не приемлют Азербайджан, как страну и государство иранского мира, но одновременно, как однозначно страну тюркского, и тем более, анатолийского мира. Татам более всего импонируют две составляющие их понимания своего места и своей роли в политике: наиболее комфортно таты себя ощущают, как интегрированный элемент российского (как прежде, советского) мира, и, как составной части еврейского суб-этноса при совершенно определенной ориентацией на Израиль. Азербайджан таты представляют в перспективе как татское государство, и никакое иное.
Азербайджан обречен на иранизацию вследствие развития этнического сознания тех этносов, которые были жестко дискриминированы. Скорее всего, азербайджанская элита будет вынуждена согласиться на создание государственной автономии Талышстана и Лезгистана. Но следует принять во внимание, что в Азербайджане происходит развитие исламских идей, прежде всего, адаптация традиционной шиитской доктрины, что связано с усилением присутствия иранской культуры и языка. Перед татами возникают новые и не очень пока понятные, перспективы. Но, видимо, позиции татов в Азербайджане будут усиливаться. Вопрос в том, какую модель предпочтут таты: традиционно будут интегрируются с азерами, или предпочтут новую модель, то есть, заявив о себе, как об одном из носителей азербайджанской государственности.

Игорь Мурадян
Иравунк де Факто

Один комментарий »

  • axmed said:

    Xotite razdelit azeri na tati,ha,ha,ha , ne polu4itsya ,tem bolee etu statyu napisal kakoyto armyan debil

Leave your response!

Add your comment below, or trackback from your own site. You can also subscribe to these comments via RSS.

Be nice. Keep it clean. Stay on topic. No spam.

You can use these tags:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

This is a Gravatar-enabled weblog. To get your own globally-recognized-avatar, please register at Gravatar.

Я не робот.