Главная » Политика

Вступление Турции в ЕАЭС положило бы конец слухам о возрождении СССР

11 апреля 2018 Комментариев нет

Российско-турецкие отношения, изрядно ухудшившиеся после инцидента с российским Су-24 в 2015 г., в последнее время демонстрируют динамику положительного развития. Турция, несмотря на недовольство Запада, закупила у России ЗРС С-400, страны реализуют совместный проект строительства АЭС «Аккую», российско-турецкий товарооборот стабильно растет. Учитывая, что возможность вступления Турции в Евросоюз выглядит довольно призрачной, Анкаре могут быть интересны альтернативы, одной из которых может стать Евразийский экономический союз. Однако ряд препятствий не дадут Турции вступить в ЕАЭС в ближайшее время – считает независимый аналитик, преподаватель Университета общественных наук Анкары, доктор политических наук Ресул Ялчин. Эксперт рассказал о настоящем и будущем российско-турецких отношений, о том, как членство Турции в ЕС изменило бы расстановку сил в Европе, и какие препятствия стоят на пути вступления Турции в ЕАЭС.

— Господин Ялчин, в Анкаре прошла встреча президентов России и Турции. Как вы оцениваете итоги встречи?

— Президенту Владимиру Путину 3 апреля в Анкаре оказали крайне радушный прием. Турция – первая страна, которую он посетил после своего переизбрания на пост президента 18 марта, и многие в России и Турции посчитали это выражением глубокого уважения к Анкаре.

Это третья за месяц встреча турецкого президента с российским. Переговоры в Анкаре были сосредоточены на Сирии, однако Владимир Путин с министрами и представителями российских компаний приехали в Анкару обсудить гораздо больше вопросов, включая и совместный проект газопровода. Президенты дали торжественный старт строительству АЭС «Аккую» в турецкой провинции Мерсин. Проект, оценивающийся в $20 млрд и значительно способствовавший укреплению российско-турецких связей, будет завершен в течение пяти лет. Президент Путин также пообещал ускорить отправку в Турцию ЗРС С-400.

В рамках российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня состоялся ряд встреч министров двух стран, были подписаны десятки договоров.

В президентских и министерских переговорах в основном шла речь об энергетическом и военном сотрудничестве. Российский фонд прямых инвестиций и Фонд благосостояния Турции подписали договор о софинансировании.

Также в ходе визита Президент Турции Реджеп Эрдоган, президент России Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани провели встречу на высшем уровне по сирийскому вопросу.

— Почему турецкая сторона так сильно заинтересована в АЭС «Аккую»? Какие возможности она откроет перед Турцией?

— Когда проект строительства «Аккую» будет завершен, выработка электроэнергии на АЭС составит примерно 35 млрд кВт/ч в год, что сможет обеспечить примерно 10% электропотребления Турции. Сейчас страна в основном опирается на нефть, газ и уголь, а АЭС позволит улучшить экологическую обстановку.

Электростанция станет важным шагом на пути энергонезависимости Турции, она принесет в страну ядерные технологии и поддержит экономику, создав тысячи новых рабочих мест. Успешное введение в строй «Аккую» станет символом динамичного развития российско-турецкого партнерства и дружбы двух стран.

Самым важным для Турции, на мой взгляд, является тот факт, что АЭС «Аккую» позволит Стамбулу участвовать в большой гонке в мировой политике. Неслучайно со времен Второй мировой войны страны, определявшие мировую политику обладали ядерным потенциалом. Турция последние 50-60 лет ждала возможности войти в «высшую лигу» государств, обладающих ядерными технологиями.

— Поставка российских ЗРС С-400 в Турцию намечены на 2019-2020 гг. На ваш взгляд, какие еще виды российского оружия могут заинтересовать Турцию?

— Турция подписала с Россией соглашение о поставке С-400 для усиления своей системы ПВО. Это вызвало критику Запада, поскольку Россия – прямой оппонент НАТО. Но даже под давлением США Турция не отказалась от сделки. С одной стороны, Штаты не хотят, чтобы Турция сошла с орбиты Вашингтона, но с другой стороны они делают все возможное для поддержки антитурецких элементов в регионе и укрывают лидеров «Движения Гюлена», которых в Турции считают террористами. США заявляют, что они помогут Турции найти лучшую альтернативу для усиления ПВО, однако на деле они ничего не предлагают. На Западе многие не рады сближению России и Турции. Когда Греция приобрела С-300, никто это не осудил.

Что касается других видов вооружений, Турция также может быть заинтересована в покупке российских систем ПВО большого радиуса действия, ЗРК «Тор-М2КМ», самоходных зенитно-ракетных пушечных комплексов «Панцирь-С1», многоцелевых истребителей Су-30 и ЗРС С-500.

— Как вы оцениваете перспективы развития торгово-экономических связей Турции со странами Евразийского экономического союза?

— Членство Турции в ЕАЭС открыло бы новые торговые маршруты, дало бы выход к Ближнему Востоку и Средиземноморью. Для Турции это представило бы возможности для торговли с Восточной Европой через Россию и Беларусь и с Дальним Востоком через Казахстан. Новые возможности открылись бы и в Черном море.

Вступление Турции в ЕАЭС уничтожило бы слухи о возможном восстановлении Советского Союза. Этнические, религиозные и культурные связи Турции с народами Евразии уже укрепили евразийскую идентичность Турции.

ЕАЭС находится на первом месте в мире по добыче нефти и природного газа. В странах союза проживает 170 млн человек. Турция могла бы обеспечивать потребности ЕАЭС и привнести много нового в рыночную экономику союза. Однако у вступления Турции в союз есть и негативные стороны.

Население ЕЭАС на сегодня составляет около 170 млн человек. Сиюминутное включение в союз страны с 79 млн населения маловероятно, поскольку, если Турция станет членом ЕАЭС, это повлияет на баланс населения, уменьшив долю славян (россиян и белорусов). У ЕАЭС пока нет планов по включению в свой состав Турции, так же, как и у Анкары пока нет намерения вступать в союз.

Двусторонние отношения между Россией и Турцией в последнее время развивались очень динамично, но исторически Москва и Анкара были и соперниками в ситуациях конфликтов интересов.

Турция и Россия имеют во многом противоположные взгляды на некоторые региональные проблемы, например, на сирийский кризис. Также необходимо помнить, что Турция является членом НАТО. Страны Евросоюза составляют 50% в объеме внешней торговли Турции. Серьезным препятствием для вступления Турции в ЕАЭС является и тот факт, что страна находится в таможенном союзе с ЕС. Однако последнее скорее приносит выгоду европейским странам в ущерб турецкой экономике. Членство Турции в ЕС на сегодняшний день также выглядит маловероятным, однако Анкара не намерена бесконечно ждать у ворот Евросоюза, она хочет оценить альтернативы, и в этом контексте надо помнить про ЕАЭС.

Структура и будущее ЕАЭС пока не до конца ясны. Будет ли он трансформирован в политическое объединение или останется чисто экономическим союзом? Пока на эти вопросы нет четкого ответа, Турция не присоединится к союзу. Но она может стать страной-наблюдателем. Другим важным вопросом для Турции является разрешение нагорно-карабахского конфликта. Одним из условий вступления в ЕАЭС Турция поставит выбор приемлемого для Азербайджана решения этого вопроса.

Товарооборот между Турцией и странами ЕАЭС, за исключением Армении, вырос: с Россией – до $35 млрд, с Казахстаном – до $1,7 млрд. Чиновники с российской и турецкой стороны работают над устранением барьеров, чтобы к 2020 г. довести товарооборот до $100 млрд.

— Как в турецком обществе реагируют на сотрудничество Турции и ЕАЭС? Что показывают опросы?

— Для турецкого общества ЕАЭС – это что-то новое и не вполне сформировавшееся, большинство турок знают о ЕАЭС довольно мало. Следующие годы будут более информативными по части отношения населения к союзу. Насколько я знаю, опросы общественного мнения на эту тему пока не проводились. Но опросы на тему российско-турецких отношений показывают позитивную реакцию большей части опрошенных.

— Какие разногласия существуют сегодня между Турцией и Европейским союзом?

— В основном это разногласия политические.

С приходом к власти Эрдогана Турция стала сильнее и может сама определять внутреннюю и международную политику, защищать национальные интересы. Евросоюзу сегодня сложно заставить Турцию действовать по своей указке и служить интересам ЕС.

Евросоюз также может попробовать наказать Турцию за неподчинение воле ЕС в международных отношениях, например, за то, что Анкара не присоединилась к эмбарго Запада в отношении России.

— Каким вы видите будущее Турции в составе ЕС? Есть ли надежда, что Турция вступит в ЕС?

— Возможность вступления Турции в ЕС мне кажется довольно призрачной.

Если Турция с населением в 79 млн человек вступит в Евросоюз, она станет второй по численности населения страной после Германии. Это означало бы мгновенный сдвиг баланса сил практически в каждом институте ЕС, особенно в Европарламенте, где количество мест определяется в соответствии с населением страны.

Турция стала бы ключевым игроком в европейской политике и получила бы гораздо больше влияния на страны, составляющие ядро союза. К тому же, Турция обычно воспринимается не как часть Европы, а как духовный наследник Османской империи, которая исторически враждовала с Европой. Большая часть турок – мусульмане, в то время как большая часть европейцев – христиане. И хотя турецкие власти ищут возможности вступления в ЕС, большинство турок уже хотят этого не так сильно, как раньше, поскольку Евросоюз наставил Турцию ждать слишком долго.

Источник: Евразия Эксперт

Leave your response!

Add your comment below, or trackback from your own site. You can also subscribe to these comments via RSS.

Be nice. Keep it clean. Stay on topic. No spam.

You can use these tags:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

This is a Gravatar-enabled weblog. To get your own globally-recognized-avatar, please register at Gravatar.

Я не робот.